Главная страница » Битва за Москву » Москва за нами » Бек. Четырнадцатый день битвы. Ночевка у моста


НАВИГАЦИЯ:
Главная


Наш опрос:

По Вашему мнению, история Великой Отечественной войны:

уже в основном написана
нуждается в дальнейших исследованиях
не настоящая в корне
затрудняюсь ответить


Интересное:

Из-за обрыва контактной сети в Ростове парализовало движение троллейбусов
 16 ноября, в Ворошиловском районе Ростова временно приостановилось движение троллейбусов. На проспекте Космонавтов, в районе рынка "Квадро" оборвался контактный провод.

Бек. Четырнадцатый день битвы. Ночевка у моста

 

Бек. Четырнадцатый день битвы. Ночевка у мостаЧетырнадцатый день битвы

 

Дорога шла под изволок. Спускаясь мимо темных изб, я повстречал нашу санитарную фуру. Красноватая луна неясно озаряла пару отощавших, выбившихся из сил лошадей. Они медленно влачили в гору большие колеса, поблескивавшие высветленным на щебенке железом.

 

Впереди фуры энергично шагал военврач Беленков. На груди скрещивались ремни планшета и докторской полевой сумки. Я подивился бодрой походке Беленкова, мысленно похвалил его.

 

- Доктор, вы куда?

 

- Эвакуировать раненых, товарищ комбат.

 

- Этим займутся и без вас. С эвакуацией управится Киреев. Где он?

 

Доктор ответил не сразу:

 

- Кажется, сзади.

 

Его голос почему-то упал. Я крикнул:

 

- Киреев!

 

Фура уже проехала. За ней двигались легкораненые; во тьме смутно белели забинтованные головы, забинтованные, на марлевых перевязях, руки. Позади всех устало плелся Киреев. Он подбежал ко мне, одолевая одышку. Теперь они стояли рядом - высокий длиннолицый врач и запыхавшийся грузноватый фельдшер.

 

- Киреев,-- сказал я, сдавайте здесь раненых, эвакуируйте их. Берите с собой двух санитаров. Остальные пусть идут обратно. Кормите здесь коней. Л утром, чуть забрезжит, возвращайтесь в батальон. Найдете нас на этой дороге у моста. Понятно?

 

- Понятно... Все, товарищ комбат, будет в аккурате.

 

- Выполняйте.

 

Киреев тяжеловато побежал догонять фуру. Беленков сказал:

 

- А я?

 

- Возвращайтесь в батальон. Мы получили район обороны и задачу. Сейчас построимся, пойдем...

 

- Но как же? Как же?.. - Волнуясь, Беленков застрял на этом «как же».-Товарищ комбат, я мечтал хоть вымыться по-человечески, хоть отмыть руки.

 

- Ну, руки-то отмоете. Там как раз течет речонка. Неожиданно доктор захныкал:

 

- Я устал... Я не дойду...

 

Захотелось прикрикнуть, окриком вернуть ему мужество, выдержку. Но вместе с тем подумалось: ведь он же достойно выполнил свой долг, наслушался стонов, нагляделся крови, оперировал, перевязывал, вовремя вывез раненых. Нет, нельзя воздействовать только криком. Я соскочил с седла.

 

Доктор, садитесь на Лысанку. А я пойду пешком. Давайте н подержу вам стремя.

 

Подержать стремя - это, по нашему казахскому национальному обычаю, знак уважения, почесть. Беленков был уроженцем Казахстана, жителем Алма-Аты, знал этот обычай. Застеснявшись, он пробормотал:

 

- Зачем? Зачем?

 

Но я почтительно склонил перед ним голову. Доктор уступил, поставил ногу в стремя, взобрался на Лысанку.

 

- Благодарю вас,- проговорил он. Голос его снова был твердым.

 

Минуту спустя, шагая вслед удаляющимся всадникам и еще различая в лунном свете серый круп Сивки и белые чулки Лысанки, я вдруг услышал:

 

- Гляди-ка... Кажись, батька!

 

Я узнал быстрый говорок Гаркуши. Вот как, он уже именует меня батькой. Тотчас прозвучал ответ:

 

- Он! Его коняшка!

 

Кто же это с Гаркушей? По голосу, по произношению я определил: мой сородич, казах. Но кто же именно? Казах продолжал:

 

- Айда в роту! А то как бы не ушли!

 

Погоди. Стукнем в эту хату. Еще чем-нибудь, может, разживемся.

 

Товарищ комбат, злодей брюхо виновато. Вчерашнего добра не помнит,

 

Молчать! Марш в батальон! Нижу, вас распустил лейтенант Заев. Доложите ему, что шастали но избам. Пусть он вас из! реет!

 

- Товарищ комбат, разрешите не докладывать,- попросил Гаркуша.-- Всего то и раздобыли по котелку творога. И чуток картошки.

 

Галлиулин робко добавил:

 

Разве мы только для себя? Несем товарищам.

 

- Без разговоров! Бегом!

 

Вероятно, сочтя себя прощенными, Гаркуша и Галлиулин побежали.

 
 
 
 
   
 
>