Главная страница » Битва за Москву » Москва за нами » Михаил Бубеннов. Военный рассказ. Утро победы


НАВИГАЦИЯ:
Главная


Наш опрос:

По Вашему мнению, история Великой Отечественной войны:

уже в основном написана
нуждается в дальнейших исследованиях
не настоящая в корне
затрудняюсь ответить


Интересное:

Выпуск информационной программы Белокалитвинская Панорама от 13 декабря 2018 года
Выпуск информационной программы Белокалитвинская Панорама от 13 декабря 2018 года

Михаил Бубеннов. Военный рассказ. Утро победы

 

Михаил Бубеннов. Военный рассказ. Утро победыБубеннов. Военный рассказ

 

В дороге, не доехав до деревни Талица, гвардии майор Озеров вновь приподнялся в сапках, с изумлением огляделся по сторонам и потребовал везти его обратно в Садки. Но сопровождавший его военфельдшер, маленький, рыженький и сердитый, неожиданно проявил такую суровую власть, данную ему законами медицины, что волей-неволей пришлось смириться. «Губами-то как быстро перебирает, а голосу нет»,-внутренне посмеиваясь над военфельдшером, подумал Озеров, чувствуя сонливость и вялость во всем теле.

 

Озерова привезли в сапроту, которая стояла на восточной окраине деревни. Увидев в окно полулежавшего в санках Озерова, военврач Ольга Николаевна Елецкая, молодая, стройная, сероглазая блондинка, мгновению побледнела и выскочила на крыльцо.

 

- Что случилось? Что такое? Что с вами?

 

Из ушей Озерова точно вылилась вода, и он услышал испуганный голос врача.

 

- Ничего страшного, Ольга Николаевна, - улыбаясь, ответил он, немало удивив этим Умрихина и военфельдшера.- Немного оглушило, только и всего... Зря привезли!

 

- Санитаров! - распорядилась Ольга Николаевна.

 

По Озеров, отстранив санитаров, сам вылез из санок, поднялся на крыльцо и вошел в дом.

 

- Стало быть, немало чудес на войне,- заговорил Умрихин С одним из санитаров.- Мне один танкист еще в Козлове рас сказывал такой случай. Угодил немецкий снаряд в башню танки и заклинил ее: ни туда, ни сюда! Как стрелять? Хоть вой на все поле. Не знаю, сколько прошло времени, а только вдруг - второй снаряд, обратно в башню! И не поверишь - расклинило! И здесь так же: ударил снаряд - заложило уши, ударил...

 

- Эх ты, лошадиное ботало! - проворчал санитар. Озерова поместили в теплой горнице. Осмотр показал, что

 

отправлять его в санбат нет никакой необходимости. Порозовевшая Ольга Николаевна, распрямляясь над кроватью Озерова, спросила:

 

- Голова немного болит, да?

 

- Да, немного.

 

- Я дам вам сейчас таблетку.

 

- От головной боли?

 

- Да, да!

 

- Но вы скоро меня отпустите?

 

- Очень скоро! Не волнуйтесь!

 

Он быстро уснул, а когда проснулся, уже вечерело и повсюду затих грохот артиллерии. Озеров вскочил на постели и, еще не видя никого около себя, закричал:

 

-В чем дело? Уже вечер? Почему я спал?

 

Спали, и очень хорошо,- весело отозвалась Ольга Николаевна, подходя к Озерову и но чувствуя перед ним никакой кипы.

 

Озеров спросил очень тихо:

 

Значит, вы меня обманули? Да? Это было совершенно необходимо. Обманывать? Необходимо?

 

- Врачу иногда можно и нужно...

 

- А по-моему, это никому не делает чести, - все еще тихо, но не скрывая желания обидеть врача, сказал Озеров, - Вы хорошо понимаете, что сделали? Такой ответственный бой, а вы не дали мне возможности даже сообщить письмом свои соображения комиссару полка или начальнику штаба!

 

Ольга Николаевна едва сдерживала слезы.

 

- Товарищ гвардии майор, он здесь...

 

- Кто? Начштаба? - крикнул Озеров.

 

- Да, он ждет вас.

 

- Ждет? Давно? Зовите!

 

Вошел Смольянинов. Волнуясь, все время порываясь соскочить с кровати, Озеров подряд выпалил столько вопросов о ходе боя, что начальник штаба и не знал, с чего начать свой доклад.

 

- Сергей Михайлович, да что вы так волнуетесь? - спросил наконец Смольянинов.-- У нас все в полном порядке. Все атаки отбиты.

 

- Обманываешь?

 

- Что вы, да разве можно!

 

- А вот тут говорят, что иногда можно,- сказал Озеров, кивнув на закрытую дверь горницы.-Ты мне толком расскажи, как на правом фланге, у Журавского? Удержались? Нигде не отошли?

 

Капитан Смольянинов присел на табурет у кровати и подробно рассказал, как Брянцев, приняв командование полком, изучил пометки Озерова на карте, быстро разгадал замысел противника и вовремя успел подбросить подкрепление батальону Журавского. Это решило исход боя: потеряв несколько танков и до роты пехоты, противник задолго до вечера прекратил атаки и отошел в Ленино

 

Успокоясь, Озеров откинулся на подушки.

 

- Молодец! - сказал он, думая о Брянцеве; помедлив, добавил: - Молодцы!

 

Вошла Ольга Николаевна и объявила Смольянинову, что командиру полка необходимо провести в спокойной обстановке еще ночь. К удивлению Ольги Николаевны, Озеров не стал возражать против этого, а когда начальник штаба ушел, сказал смущенно:

 

- Простите меня, Ольга Николаевна!

 

- Что вы, я не обижена...

 

- Нет, я обидел вас, а заодно с вами, хотя и заочно, еще многих,- сказал Озеров и приподнялся на локте.- Да, сознаюсь, я очень испугался, когда понял, что проспал весь день. Очень! Ведь сегодня - такой бой... И все же я не должен был так волноваться: ведь это мое волнение - от недоверия к людям. Да, значит, плохо я еще верю в людей, очень плохо! А верить, Ольга Николаевна, надо в каждого настоящего советского человека. Какие у нас талантливые, всемогущие люди!

 

Озеров лег, затих, прикрыл глаза: перед ним замелькали десятки знакомых лиц - командиров и солдат полка. Он видел их на учениях близ Великих Лук, на привалах по ржевским лесным дорогам, в бою у Вазузы, в походе по оккупированной врагом родной земле, при штурме Барсушни, при обороне Истры...

 
 
 
 
   
 
>