Главная страница » Ленинград » Ольга Берггольц. Ленинградцы за кольцом


НАВИГАЦИЯ:
Главная


Наш опрос:

По Вашему мнению, история Великой Отечественной войны:

уже в основном написана
нуждается в дальнейших исследованиях
не настоящая в корне
затрудняюсь ответить


Интересное:

Выпуск информационной программы Белокалитвинская Панорама от 13 декабря 2018 года
Выпуск информационной программы Белокалитвинская Панорама от 13 декабря 2018 года

Ольга Берггольц. Ленинградцы за кольцом

 

Ольга Берггольц. Ленинградцы за кольцомЛенинградцы за кольцом

 

Я хочу рассказать вам, товарищи, о ленинградцах за кольцом. Недавно я летала в Москву, в командировку, и на днях вернулась оттуда.

 

Мы вылетели из Ленинграда ранним утром первого марта, и наш самолет шел на бреющем полете над толпами маленьких елок, над игрушечными деревнями, над озером - сплошной, ровной снежной равниной.

 

«Здесь проходит наша Дорога жизни»,- думала я и не видела ее из окна самолета. Ни дороги, ни одного человека, ни малейшего признака жизни незаметно сверху - где ж тут кольцо, где ж война? Леса и поляны, захватывающий дыхание огромный простор - Родина. Какая она огромная, о, какая огромная, какая красивая, печальная и - тихая-тихая. Но я знаю - она воюет, воюет каждая ее пядь. А за елками, за снегом, за озером, в кольце - Ленинград. Города не было видно, но все пассажиры самолета смотрели в его сторону. Одни из них покидали Ленинград надолго, быть может навсегда, другие - временно, но все мы были исполнены одним чувством: это чувство какой-то новой, личной ответственности и глубокой тревоги за оставленный Ленинград; это острая тоска о нем, возникающая сразу же, как только от него оторвешься.

 

А мне все вспоминались стихи Маяковского, тоже по-новому, по-ленинградски звучащие теперь для нас:

 

Землю,

где воздух

как сладкий морс,

бросишь

и мчишь, колеся,- но землю,

с которою

вместе мерз,

вовек

разлюбить нельзя.

 

...Через три дня по приезде в Москву в комнату ко мне постучался незнакомый человек.

 

- Простите,- сказал он, - я случайно услышал, что вы прилетели из Ленинграда. Я тоже ленинградец! Ну пожалуйста, поскорее расскажите. Ну как он? Что там?

 

Я стала рассказывать ему о февральском Ленинграде. Вы все знаете, какой он был. Я рассказала ему все.

 

- Ох, как я хочу поскорее обратно! - воскликнул он, окончив жадные и тревожные расспросы.- Меня вызвали сюда в конце января. Вы понимаете, вот эта гостиница, тепло, свет - это все отлично, и работы у меня много, но как я тоскую о Ленинграде. Вы понимаете? Ведь там - ж и з н ь... Я не могу яснее выразиться. И голод и смерть, но какая ж и з н ь!

 

Я вздрогнула, услышав эти слова. Я тоже не могу яснее выразиться, но я вдруг сердцем поняла, как правильно сказал он о нашем Ленинграде: да, да,  жизнь,  особая, высокая Жизнь!

 

Это был директор одного ленинградского оборонного завода. Я забыла спросить его имя и фамилию - для меня важней всего было, что он был ленинградец! Его вызвали в Москву для того, чтобы он внедрил на заводе Москвы ленинградский опыт работы. Вы слышите, товарищи: оказывается, в блокаде, в тягчайших бытовых и производственных условиях, наши рабочие и инженеры научились работать с такой экономией, быстротой и изобретательностью, что у них учатся теперь самые передовые предприятия за кольцом! Это наша великая гордость, гордость тружеников.

 

 
 
Страница 1 из 5 | Следующая страница
 
 
   
 
>