Главная страница » Ленинград » Иван Курчавов. Рассказ: На Невской Дубровке


НАВИГАЦИЯ:
Главная


Наш опрос:

По Вашему мнению, история Великой Отечественной войны:

уже в основном написана
нуждается в дальнейших исследованиях
не настоящая в корне
затрудняюсь ответить


Интересное:

Искусственный интеллект записал первый студийный музыкальный альбом
 Композиция "Break Free" является первым выпущенным треком нового альбома американской певицы и актрисы Тэрин Саузерн (Taryn Southern). Песня, как и весь альбом в целом, создавался при участии ...

Иван Курчавов. Рассказ: На Невской Дубровке

 

Иван Курчавов. Рассказ: На Невской ДубровкеНа Невской Дубровке

 

Понтонерам помогли смелость, хладнокровие, смекалка и, если хотите, талант. Теперь на воде развернулось строительство парома. Полупонтоны крепили балками, делая прогоны прочными и надежными.

 

Алексей Новиков вылез из ледяной воды последним. На нем не было лица, но он еще пытался улыбнуться похожей на гримасу улыбкой.

 

- Новиков,- сказал комбат, заботливо посмотрев на подчиненного,- даю тебе почетное и важное задание: вызвать сюда две танкетки. Передашь приказ, пойдешь и переоденешься! Быстро! Бегом!

 

Капитан Манкевич хотел, чтобы Новиков как можно скорее согрелся, не простудился и не вышел из строя. Он любил этого человека, как любил всех своих солдат. И хотя потери в батальоне бывали ежедневно, он не мог к ним привыкнуть и тяжело переживал гибель каждого бойца. Где нельзя избежать потерь, он все делал, чтобы их было меньше. Но когда можно не рисковать жизнями, он сохранял эти жизни.

 

Не успел Новиков отбежать и десяти шагов, как комбат вернул его.

 

- Минуточку! - сказал Манкевич солдату. Он отстегнул флягу со спиртом и протянул ее Алексею.- Пей, сколько можешь, столько и пей... А теперь бегом! - уже тоном приказа сказал он, когда Новиков вернул наполовину опорожненную флягу.

 

...К переправе незаметно приближались две верткие танкетки - для проверки прочности. «Опытные» без особого труда взошли на сооружение. Паром погрузился в воду всего лишь на несколько сантиметров.

 

- Эх, хорош паромчик! - восторженно проговорил успевший переодеться Новиков.

 

Вдруг снаряд крупнокалиберной гаубицы угодил в паром. Заскрежетала развороченная сталь танкеток. Высоко взметнулись обломки бревен и щепки от понтонов.

 

И ничего похожего на панику. Тяжелораненые, сдерживая стоны, со сжатыми зубами лежали на полуразбитом пароме. Им казалось, что стоны услышит враг и тогда - конец переправе, неизмеримому труду, провал всей танковой операции.

 

Люди снова пошли в воду, заделывая пробоины, заменяя разбитые бревна новыми, заново строя разбитый паром. Каждую минуту снаряд мог поднять их в воздух вместе со всем сооружением, но солдаты и командиры работали, не задумываясь над опасностью: ведь на том берегу пехотинцы ждали танки.

 

И снова все было готово к переправе.

 

Стальная 52-тонная махина, управляемая мастером-водителем медленно приближалась, спускаясь над самым обрывом по крутой и узкой дорожке. Тихо и ровно работал приглушенный мотор.

 

- Товарищ капитан, вот здорово! - поддаваясь общему настроению, тихо проговорил Алексей Новиков.- Честное слово, у другого часы громче тикают.

 

Комбат понимающе кивнул головой.

 

 
 
Страница 1 из 5 | Следующая страница
 
 
   
 
>