Главная страница » Ленинград » Георгий Холопов. Улица декабристов


НАВИГАЦИЯ:
Главная


Наш опрос:

По Вашему мнению, история Великой Отечественной войны:

уже в основном написана
нуждается в дальнейших исследованиях
не настоящая в корне
затрудняюсь ответить


Интересное:

Ростовчан приглашают на встречу с писателем Павлом Санаевым
 В Донской государственной публичной библиотеке 24 октября в 18:00 в кинозале пройдет встреча с известным российским писателем, актером, сценаристом — Павлом Санаевым. Вход свободный.

Георгий Холопов. Улица декабристов

 

Георгий Холопов. Улица декабристовХолопов. Улица декабристов

 

Наша машина останавливается у ворот пятиэтажного дома на улице Декабристов. Выгружается майор, которого мы подобрали в пути еще по ту сторону Ладожского озера. У него мешок с продуктами и шесть поленьев березовых дров.

 

Майор старательно складывает дрова у ворот и то и дело с надеждой смотрит на окна третьего этажа.

 

К машине, играя тростью, подходит какой-то типчик. Он точно сошел с плаката двадцатых годов: с брюшком, невысокого роста, в добротной шубе.

 

Типчик фланирует около машины и, глядя куда-то в сторону, негромко говорит:

 

- Есть тентели-ментели. Кому тентели-ментели?

 

Никто из нас не понимает, что предлагает незнакомец. Никто поначалу и не обращает на него никакого внимания. Но потом к нему подходит шофер.

 

Типчик с сожалением смотрит на него. Оказывается, он предлагает водку, тентели-ментели!

 

- И сколько стоит бутылка? - спрашивает шофер.

 

- Тысяча рублей плюс пачка махорки.

 

- О-о-о, как дорого! - качает головой шофер.

 

В это время у нашей машины останавливается женщина в брезентовом плаще с поднятым капюшоном. Мороз 30-градусный! Женщина с изумлением смотрит сперва на дрова, потом на майора, потом - просит дать ей полено, всего-навсего одно полено!

 

- Нет, этого я не могу сделать, у меня у самого семья,- говорит майор и все смотрит наверх. Закинув мешок за спину, он идет во двор.

 

Тогда женщина со своей просьбой обращается к нам.

 

- И зачем тебе полено? - спрашивает шофер.

 

- Для топорища, - отвечает женщина.

 

- Ой, врешь, мамаша,- говорит шофер.- Не бывает такого толстого топорища.

 

Женщина в брезентовом плаще признается: да, она говорит неправду, у нее нет дров, чтобы приготовить обед.

 

- Ой, опять говоришь неправду, мамаша! - грозит пальцем шофер.- Какой там у тебя еще обед!

 

Женщина снова признается: да, она сказала неправду, полено ей нужно, чтобы вскипятить чай и обогреть немного комнату.

 

Типчик, играя тростью, нетерпеливо вмешивается в разговор:

 

- Если у вас нет денег, товарищи военные, я могу одну бутылку уступить и за дрова. Шесть поленьев стоят столько же: тысячу рублей плюс пачка махорки...

 

- Дрова принадлежат майору, вы к нему и обратитесь,- отвечает шофер, потирая руки.- А вообще - неплохо бы сейчас пропустить стаканчик...

 

Типчик снова начинает фланировать около машины. Майор возвращается очень скоро, волоча мешок за лямку. У него безумные глаза, перекошенный рот.

 

- Поздно,- говорит майор.- Их похоронили еще в прошлом месяце...

 

- Тогда вы мне обязательно подарите одно полено! - смущенно говорит женщина в брезентовом плаще.

 

Майор выбирает самое толстое полено и молча протягивает женщине. Та прижимает его к груди, блаженно улыбается и, даже не поблагодарив майора... бросается бежать.

 

Мы с изумлением смотрим ей вслед.

 

- Вам не приходилось видеть фильмы с участием Пата и Паташона? - спрашивает типчик.- Они часто шли в годы нэпа. Помните, как стремительно бегал Пат?

 

Но никто из нас не отвечает ему.

 

- В конце концов я готов одну поллитровку уступить и за пять поленьев,- возвращается он тогда к своему предложению.- Цена у них приблизительно одна: тысяча рублей плюс пачка махорки...

 

Но типчик не договаривает: шофер наш вдруг хватает полено и, размахнувшись, бьет его под зад.

 

Майор и я наваливаемся на шофера, хватаем его за руки.

 

- Так можно и убить! - говорит майор.

 

- И убью! - кричит шофер в страшной ярости.

 

Типчик, вытаращив глаза, ничего не понимая, пятясь и раскланиваясь, уходит от нас.

 

- И убью,- уже совсем тихо говорит шофер, выпуская из рук полено.

 
 
 
 
   
 
>