Главная страница » Операция "Тайфун" » Акулов. Рассказ о войне. На Южном фланге


НАВИГАЦИЯ:
Главная


Наш опрос:

По Вашему мнению, история Великой Отечественной войны:

уже в основном написана
нуждается в дальнейших исследованиях
не настоящая в корне
затрудняюсь ответить


Интересное:

Из-за обрыва контактной сети в Ростове парализовало движение троллейбусов
 16 ноября, в Ворошиловском районе Ростова временно приостановилось движение троллейбусов. На проспекте Космонавтов, в районе рынка "Квадро" оборвался контактный провод.

Акулов. Рассказ о войне. На Южном фланге

 

Акулов. Рассказ о войне. На Южном флангеАкулов. Рассказ о войне

 

 - Идти надо к своим, - сказал Глушков. - Чего мы тут отсиживаемся! Я говорю...

 

Урусов - он был старший в секрете - молчал, не зная, что ответить. Ему почему-то казалось, что главные силы немцев должны выплеснуться из оврага, чтобы прорваться к дороге и двинуться на запад, к своим. Здесь их и надо спугнуть.

 

- Я, Глушков, командир для тебя ненастоящий. Сам определись - идти тебе или остаться. А я должен быть здесь.

 

- Вот так бы и сразу. Трусишь - других не мути. Пошли, Охватов.

 

- Я не собираюсь.

 

- Как?

 

- Если они пройдут деревню, все равно выйдут на нас.

 

- Струсили, гады, предатели, куски,- Глушков, матерясь в печенку и селезенку, вскочил на ноги и штыком уперся в грудь Урусова: - Проткну насквозь, изменники!

 

Вскочил и Охватов, ткнул Глушкова надульником прямо в лицо и, трясясь, как в лихорадке, клацнул зубами:

 

- Паралитик, накрест перережу.

 

- Ну давай, давай, - отступил Глушков и побежал по своим следам к саду, а от него к деревне.

 

В деревню, глубоко обойдя ее по колену оврага, ворвался передовой пехотный отряд немцем! численностью до взвода, с двумя ротными минометами и крупнокалиберным пулеметом. Отряд имел целью внезапно атаковать русских, смять их и открыть путь своей колонне, уже втянувшейся в овраг. В колонне было около трехсот человек и сорок сапных упряжек с убитыми и ранеными офицерами. В колонне шли офицеры и младшие чины штаба и тыла 134-й пехотной дивизии. Уже по пути к ним примкнула раздерганная рота саперов и человек двадцать артиллеристов, потерявших в боях всю свою материальную часть. В хвосте тянулась оставшаяся в живых группа артистов Гамбургского цирка, выступавших в частях и оказавшихся в Елецком «котле». Большинство артистов погибло в пути от стужи и перестрелки.

 

Бой наверху оврага разгорелся и уходил в сторону, но сигнала для следования колонна не получала, и сотни зачугуневших от мороза сапог нетерпеливо похрустывали снежком, все уминали и уминали его.

 

Едва Глушков выскочил на дорогу, как по нему в упор ударил выстрел - пуля прошла у самого уха, и в лицо пахнуло тугим смертельным свистом.

 

- Мазило! - закричал Глушков, узнав по выстрелу русскую трехлинейку, и, чтобы справиться с ударами сердца, заколотившегося где-то в горле, хватил открытым ртом морозного воздуха и почувствовал предательскую слабость в коленях, будто прошел по этой заснеженной дороге не один десяток верст. «Смерть со-

 

Всем нашел было»,- подумал кто-то за Глушкова, а он сам, боясь повторного выстрела, кричал, бодрил себя:

 

- Бьешь, мазило, на длину штыка, а попасть не можешь. - Вернись - исправлюсь.-Из тумана появился боец, лязг-пул затвором: - Пропуск!

 

- Кабель.

 

- Башка два уха, кто прет так? Уложил бы - и делу конец. Куда бежишь? - Боец перешел на шепот, невольно подстроился под его тихий голос и Глушков.

 

- Может, и тебе там место, не слышишь, что ли?

 

- Где сказано, там стоим. Принять влево!

 

Глушков обошел бойца - тот не уступил ему дорогу - и сразу же увидел пушку, а возле нее, под щитком, стояли двое. Глушков узнал того и другого: высокий и сутулый - командир орудия, татарин Гайбидуллин, а рядом Пушкарев, в длинной, ниже колен, шубе без ремня. Они уж, видимо, закончили разговор, и Пушкарев, отходя от щита, досказывал:

 

- Потом уж туда и сюда. Ну, Сафий, вся надежда -ты!

 

- Да уж надейся. Артиллерия, - с достоинством ответил Гайбидуллин и рявкнул тихо, но жестко: - К орудию!

 

«Не орудие, а прощай, родина,-подумал Пушкарев и прислушался к редеющей стрельбе в деревне.- Сразу не накроют, так и эта пушечка дел им натворит».

 

- Осколочным!

 

- Есть осколочным!

 

Товарищ старшина, я это, Глушков. Огонь

 

Орудие ахнуло     гремучий  огонь рванул  белесую темноту.

 
 
 
 
   
 
>