Главная страница » Сталинград » Галина Николаева. Гибель командарма


НАВИГАЦИЯ:
Главная


Наш опрос:

По Вашему мнению, история Великой Отечественной войны:

уже в основном написана
нуждается в дальнейших исследованиях
не настоящая в корне
затрудняюсь ответить


Интересное:

Городская прокуратура выявила нарушения трудового законодательства в ОАО «Богураевнеруд»
 Белокалитвинской городской прокуратурой  проведена поверка соблюдения требований действующего трудового законодательства в сфере оплаты труда в ОАО "Богураевнеруд".

Галина Николаева. Гибель командарма

 

Галина Николаева. Гибель командармаНиколаева. Гибель командарма

 

Когда с парохода выгрузили последнего раненого, врач Катерина Ивановна сразу ослабела от усталости. Цепляясь каблуками за обитые металлическими полосками края ступеней, она поднялась в свою каюту; не снимая халата, села на стул и с наслаждением сбросила туфли.

 

Узкая каюта была освещена оранжевым светом вечернего солнца. На второй полке золотисто поблескивал длинный ряд тарелок - завтрак, обед и ужин, поставленные санитарка м и.

 

Катерина Ивановна взяла одну из тарелок и попробовала гуляш с кашей. Каша липла к нёбу и пахла мазутом. Скинув халат, Катерина Ивановна легла в постель. Все тело ее гудело, к каждой мышце пульсировала застоявшаяся кровь, но, несмотря на усталость, на тяжелый рейс и выгрузку, ее не покидало чувство облегчения. Муж написал ей, что на полгода отозван с передовой в тыл, на учебу в родной город. За год войны и разлуки Катерина Ивановна привыкла к тревоге за мужа, казалось, даже перестала ощущать ее и, только прочитав письмо, по охватившему ее чувству радости поняла всю тяжесть гнета, под которым жила этот год.

 

Катерина Ивановна закрыла глаза, и сейчас же перед ней поплыли повязки. Перевязанные руки, ноги, головы, повязки шинные, гипсовые, простые с необыкновенной ясностью и отчетливостью плыли перед ее глазами.

 

Когда-то в детстве, после того как она ходила за грибами, грибы появлялись перед ней так же сами по себе, стоило только ой смежить веки.

 

Повязки плыли длинной вереницей, потом стали быстро разматываться, и сквозь головокружение пришел сон. Она спала недолго: ее разбудил голод.

 

Пароход вздрагивал и покачивался. Совсем рядом, у окна, голос, одновременно и усталый и возбужденный, говорил:

 

Я гляжу, он, черт конопатый, мне на комбижир тару навешивает.

 

Другой голос самодовольно и авторитетно сказал:

 

- Это у них не документ. Штамп - не печать. Подбавь вишневого.

 

Это начпрод с бухгалтером пили чай на палубе.

 

Катерина Ивановна села и увидела неясные в сумерках, уплывающие дебаркадеры Казани и суетню людей, которая издали, с парохода, всегда казалась неоправданной и мелочной. На палубе у перил стояли сестры и санитарки, прощаясь с Казанью. Они еще не окончили уборку, у них были подоткнуты юбки, из-под юбок виднелись босые грязные ноги. Пустой пароход слегка кренило на сторону.

 

- С палубы разойдись! - донесся сверху властный и безразличный голос капитана. И сейчас же вслед за ним заверещало старческое сопрано капитанши, прозванной командой «Мы с капитаном» :

 

 
 
Страница 1 из 11 | Следующая страница
 
 
   
 
>