Главная страница » Сталинград » Борис Зубавин. Сталинградский плес


НАВИГАЦИЯ:
Главная


Наш опрос:

По Вашему мнению, история Великой Отечественной войны:

уже в основном написана
нуждается в дальнейших исследованиях
не настоящая в корне
затрудняюсь ответить


Интересное:

Британия надеется, что Россия продолжит выполнять положения ДРСМД
 Великобритания надеется, что Россия продолжит выполнять положения договора о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД), это важный документ, заявил замминистра обороны Соединенного Королевства ...

Борис Зубавин. Сталинградский плес

 
Борис Зубавин. Сталинградский плесЗубавин. Сталинградский плес

 

Все поняли, что стряслась беда, когда Иван Никитич распахнул дверь и с порога в нетерпении закричал:

 

Давайте на низ и на верх... чтоб закрывали... чтоб пи один пароход! Оставив дверь отворенной, он оттолкнулся от косяка и исчез в темноте.

 

Он прибежал в колхоз, там ему немедленно дали лошадь, т.п.ко без седла. Когда конюх вывел ее из стойла, она еще сонно жевала. Конюх посветил ей на морду фонарем, лошадь зажмурилась и отвернулась от света. Иван Никитич навалился животом на ее сытую спину. Конюх светил ему сбоку фонарем. Лошадь тронулась, вышла из полосы света на дорогу, и Иван Никитич погнал ее в темноте, взмахивая растопыренными локтями.

 

Ныло ясно, что выброшены две мины. Он хорошо понимал, что это значит. Но диспетчер, которому он доложил о случившемся из Старицы по селектору, стал зевать и откашливаться. Л он рассказал диспетчеру, как услышал сперва звук немецкого самолета п выбежал к реке. Самолет, летевший вдоль Волги, низко прошел над его головой. Иван Никитич услышал металлический визг и после этого тяжелые всплески воды. Он хорошо заметил, где это было. Одна мина упала под створами, а вторая недалеко от верхнего белого бакена. Но диспетчер ответил ему:

 

Жди, пока придет пароход «Маяк». Он во Владимировке пока стоит. А утром ты сам попробуй поискать их.

 

Как-то вы чудно отвечаете, - сдерживая нетерпеливую злость, сказал Иван Никитич. - Чем я, багром, что ли, буду их искать?

 

Но по селектору не ответили.

 

Уже занималась заря, когда он вернулся к себе па участок. Он но пошел домой, а сел на берегу и неторопливо скрутил большую папироску. Табак был крепок, и он закашлялся, хватив слишком много дыма. Оттуда, где он сидел, было хорошо глядеть па могучую и сонную реку, и он видел, как соседние участки зажгли запретные огни, перегородив фарватер.

 

Вверху скопилось три пассажирских парохода. Там было тихо. А внизу дымил и шипел буксир. Его грязный и тяжелый дым, вываливаясь клубами из трубы, тут же падал к воде. Сзади бук сира глубоко сидели две баржи, похожие на большие корыта.

 

К Ивану Никитичу подошла ого жопа и молча, устало села рядом. Видно, она тоже не спала этой ночью.

 

- Что же теперь?    тихо спросила она, глядя на реку.

 

 
 
Страница 1 из 4 | Следующая страница
 
 
   
 
>