Главная страница » Сталинград » А. С. Чуянов. Коммунисты Сталинграда


НАВИГАЦИЯ:
Главная


Наш опрос:

По Вашему мнению, история Великой Отечественной войны:

уже в основном написана
нуждается в дальнейших исследованиях
не настоящая в корне
затрудняюсь ответить


Интересное:

США настаивают на необходимости создания антикоррупционного суда на Украине
 Посольство США на Украине призвало Киев создать Высший антикоррупционный суд.

А. С. Чуянов. Коммунисты Сталинграда

 

* * *

 

...Женщины, старики, даже дети выходят строить баррикады. Улицы и переулки перекрываются противотанковыми препятствиями. На площадях и пустырях роют окопы, устанавливают железобетонные колпаки. Пример организованности, дисциплины и мужества показывают рабочие Тракторного, «Красного Октябри», «Варрикад», Красноармейской судоверфи, метизного и других заводов. Они самоотверженно трудятся: производят танки и арттягачи, орудия и минометы, бронепоезда и бронекатера, «катюши» и боеприпасы, строят оборонительные рубежи и мосты, аэродромы и дороги. Строят под огнем авиации и артиллерии врага.

 

Стали известны некоторые подробности боевых действий на подступах к Тракторному заводу. Когда немцы появились невдалеке от поселков Спартановка и Рынок, перед боевыми подразделениями завода была поставлена задача: отбросить противника с лесной поляны на левом берегу реки Мечетки, выйти па рубеж дома лесника и закрепиться. Первым занял свои позиции истребительный батальон № 1. Рядом закрепились подразделения краснооктябрьцев и строителей. Батальон «Красного Октября», защищавший СТЗ, получил приказ выбить фашистов из хутора Мелиоративного. Все бойцы-ополченцы сражались отважно и выполнили поставленную перед ними задачу. Около 600 фашистских автоматчиков, сосредоточившись у карьера строительства № 14, пошли в наступление на Тракторный завод вдоль реки Мечетка. Но им преградил путь истребительный батальон тракторозаводцев. Бой длился шесть часов. Ополченцы не только сдержали натиск гитлеровцев, но и заставили их отступить. Фашисты подтянули силы и предприняли новую атаку. Но она также захлебнулась. Не помогли ни численный перевес, ни превосходство в танках.

 

С тех пор как завязались бои на подступах к Тракторному заводу, сталинградцы потеряли много бойцов народного ополчения и истребительных батальонов. Понесли тяжелую утрату сталевары завода «Красный Октябрь»: погибла Ольга Ковалева. Она сражалась с фашистскими танками, не зная страха. Погибла вечером 25 августа на рубеже обороны, через который пытались прорваться фашистские танки. Верные славным традициям героической обороны красного Царицына, рабочие СТЗ преградили путь врагу. Из цехов завода шли в бой грозные Т-34. Их вели экипажи ополченцев, вели те, кто их строил. За танками шли вооруженные рабочие.

 

Ночью 25 августа позиции севернее города были укреплены и усилены отрядами народного ополчения и истребительными батальонами заводов «Баррикады» и «Красный Октябрь», городских районов. Сюда был переброшен 282-й стрелковый полк 10-й дивизии войск НКВД. На особо опасных направлениях были поставлены замаскированные танки. Рабочие СТЗ за одну эту тревожную ночь выпустили 60 танков и 45 арттягачей. Такой высокой производительности труда в истории завода еще не было. Рабочие «Баррикад» дали 100 пушек. И эта артиллерия, взаимодействуя с воинскими частями и рабочими отрядами ополчения, сыграла решающую роль в отражении атак врага.

 

СТЗ опоясался «ежами». Железнодорожная ветка перед главными заводскими воротами была заставлена вагонами. На улицах, выходящих в сторону Мечетки, появились баррикады. Как и в дни обороны красного Царицына, жены подносили своим мужьям патроны, а девушки прямо из цехов шли на передовую линию, перевязывали раненых, эвакуировали их в тыл.

 

Перед СТЗ сложился первый городской участок фронта. Прочный и неприступный. Между тем в городе формировались новые рабочие отряды. Все, кто мог, брали в руки оружие. Лаконичными и суровыми словами повествуют об этом документы. В донесении Краснооктябрьского райкома партии сообщалось:

 

«В момент бомбардировки завода «Красный Октябрь» и центра города был поднят по тревоге истребительный батальон, при РК ВКП(б), преимущественно из кадровых рабочих завода... Все коммунисты и комсомольцы. Батальон вооружен и отправлен на передовую линию Тракторного завода».

 

«Нашему истребительному батальону,- вспоминает комиссар истребительного батальона, участник обороны красного Царицына К. М. Сазыкин,- было приказано немедленно вывести часть бойцов на оборону Тракторного завода. Утром 24 августа мы, 93 металлурга, были уже на месте. Занимаем оборону на крутом южном склоне небольшой речки Мокрая Мечетка. Ночью окопались, а утром 25 августа налетели фашистские «мессершмитты». Первые жертвы - убиты вальцовщики П. Жеряков и Ф. Комчаров, трое ранено. Рядом с нами оборону держал истребительный батальон Тракторного завода, а правее - у самой Волги - стояла морская пехота военной флотилии. Пришел приказ - выбить гитлеровцев с занятых рубежей. Мы бросились в атаку... Тогда-то мы впервые испытали радость: гитлеровцы не выдержали удара сталинградских металлургов, оставили хутор, укрылись в соседней роще».

 

Так час от часу возрастала боевая способность Сталинградского корпуса народного ополчения и войск местного гарнизона.

 

Завод - солдат. Завод - кузнец. Он оказался на переднем крае фронта, сражался с танками врага и продолжал безоста-17 новочно ковать оружие.

 

Три дня и три ночи - и каких, подумать только, люди дышали огнем, не видя неба и солнца! - вошли в историю великого сражения заглавной страницей массового героизма защитников Сталинграда. Вооруженные рабочие-ополченцы, пехотинцы и артиллеристы не дали врагу развить успех, остановили его танки и пехоту на решающем в тот момент направлении.

 

К исходу 27 августа стало проясняться, что, несмотря на пожары и массированные удары гитлеровской авиации по горящим кварталам города, несмотря на дикий напор танков и пехоты на позиции обороны Тракторного завода, воинские части, вооруженные рабочие Сталинграда, возглавляемые коммунистами, жители города, все партийные и советские органы не потеряли самообладания и проявили высокую организованность в борьбе за город, за жизнь.

 

О каком самоконтроле может идти речь, когда перед твоими Елазами все рушится, превращается в пепел, тонет в море огня и, кажется, небо воспламеняется? Как можно вести рабочих на передний край обороны города или задерживать у станков на целые сутки, когда их семьи - дети, жены, отцы, матери задыхаются в заваленных подвалах или мечутся среди разрывов бомб? Где, в какой клетке мозга, в каком уголке сердца, можно сохранить волю к осмысленным действиям, если под ногами судорожно бьется земля, а над головой кружит когтистая свастика смерти, раздирая душу пронизывающим свистом бомб и снарядов? Все должно быть парализовано или, по крайней мере, обращено в паническое смятение.

 

 
     
   
 
>