Главная страница » Военные записки » Из записок военного корреспондента. Дневник войны. Александр Кузнецов


НАВИГАЦИЯ:
Главная


Наш опрос:

По Вашему мнению, история Великой Отечественной войны:

уже в основном написана
нуждается в дальнейших исследованиях
не настоящая в корне
затрудняюсь ответить


Интересное:

США настаивают на необходимости создания антикоррупционного суда на Украине
 Посольство США на Украине призвало Киев создать Высший антикоррупционный суд.

Из записок военного корреспондента. Дневник войны. Александр Кузнецов

 

Из записок военного корреспондента. Дневник войны. Александр КузнецовДневник войны.  Кузнецов

 

8 августа

 

Как и во всяком дело, на войне главный герой - человек. И ему должны быть посвящены мои корреспонденции. И пусть они будут не лакированы: на войне есть и поражения, и великие трудности, которые преодолеваются людьми с мукой. Чем правдивее будет передана эта «борьба», преодоление «тягот», «мук» войны, тем ярче они будут выделять человека. И пусть я лучше ничего не напишу, чем поддамся на легкий стиль: «одним взмахом всех побивахом».

 

Наши потери в этой войне также не малые. В том-то и заслуга наших бойцов, то-то и делает их героями, что борются и побеждают они не сплошных трусов (так иногда пишут в газетах), а армию сильную, которая прошла и растоптала до нас всю Центральную Европу. Германская армия сильна, натренирована в походах, люди ее закалены, нервы их крепки (я не говорю об исключениях), и, чтобы побеждать ее, надо обладать еще более крепкими нервами, еще большей силой воли, невиданной верой в правоту нашего общечеловеческого дела. Вот эти качества наших героев (не принижая качеств врага) я и обязан показать в своих корреспонденциях.

 

14 августа

 

...По ночной дороге, в густой темноте мы мчимся в штаб фронта с передовых... Впереди нас чернеет пропасть. Сзади почти по всему горизонту взмывают осветительные ракеты и мерцают, как светофоры, то и дело, как молнии, вырывающиеся из-под земли, мечутся в небо огненные вспышки орудийных залпов. Зарева нескольких пожарищ зловещи: горят деревни, снова горит Дорогобуж.

 

При остановках машины мы слышим «уэ, уэ» немецких бомбардировщиков, летящих на Москву.

 

На дороге, идущей сначала вдоль фронта, потом повернувшей к Вязьме, - пустота: ни машин, ни людей. Они встретились нам лишь на автостраде.

 

В течение первых дней войны все дороги были запружены беженцами, транспортами, брошенными в панике машинами. Теперь на дорогах порядок. Регулировщики отдают честь...

 

19 августа

 

Иногда кажется, что война превратилась в быт. Под пролетающими снарядами, в кольце ярких вспышек (ночью светло) орудийных выстрелов люди ходят с котелками, ездят на машинах; повар заливает котел кухни водой из водоема, шоферы машин растянулись в кустах, рядом со снарядной повозкой, недавно взорванной немецким снарядом. Мы разложили полотенца и гимнастерки на берегу пруда, умываемся.

 

Но тут же на дороге лежит час назад убитая лошадь, в кустах ивы висит окровавленное голенище сапога, оторванное вместе с ногой бойца вражеской миной, осколки немецкого самолета...

 

* * *

 

Я онемел, когда впервые увидел разгромленный и сожженный немцами город Дорогобуж. По моим щекам от злобно стиснутых челюстей ходили желваки. Я произнес первое слово, только далеко оставив этот несчастный русский город, над которым пронес ласт, хищная стая фашистских самолетов...

 

26 сентября

 

О страхе на войне

 

Прежде я имел ограниченное представление о войне, собственно 6 страхе на войне. Передо мной как-то всегда (раньше других) вставала проблема личного страха: убьют, ранят, покалечат.

 

Я не хочу сказать, что война сейчас для меня не страшна, что я влюблен в нее, едва понюхав пороху. Смешно! Нет, война отвратительно страшна, безумно страшна. Но сам вопрос о страхе встал передо мной совершенно по-иному. Я видел сожженный и растерзанный город Дорогобуж, разоренные деревни, очаги, беженцев, кровь. Зачем?

 

Я забыл о личном страхе, о страхе за свою персону. Ибо этого страха здесь на войне я лично не нашел. Того, чем убивают, калечат и ранят - пуль, мин и других металлических начиненных штуковин,-когда они летят, не видать ведь, и поэтому страха почти не ощущаешь. «Почти» - потому что когда, визжа и воя, с небес капает авиабомба,.; то кажется, что воет она прямо над тобой. В это время пробуждается страх... А бомба всегда взрывается в десятках метров...

 

14 октября

 

Несмотря на то, что мы отдаем город за городом - отдали Орел, Брянск, Вязьму и др., близкие к Москве, - народ живет победой. На Всполье у начальника вокзала меня засыпали вопросами. Один милиционер говорит:

 

- А правда ли, тов. старший политрук, что у нас радиотанки, которые сами идут и стреляют по автоматической стрелке: стрелка намечает цель, орудие бьет, и, если цель поражена, стрелка тотчас сама нацеливается на новую цель и бьет без промаха...

 

Начальник вокзала - паренек с бессарабской дороги, прошел С армией весь путь отступления - говорит с каким-то затаенным дыханием:

 

- А я еще слышал - у нас есть беззвучная пушка. Есть, дает 81 выстрел в минуту. Парод уверен в победе. Он творит легенды...

 
 
 
 
   
 
>