Главная страница » Защита Родины » Виноградов. Рассказ о войне "Клятва моонзундцев"


НАВИГАЦИЯ:
Главная


Наш опрос:

По Вашему мнению, история Великой Отечественной войны:

уже в основном написана
нуждается в дальнейших исследованиях
не настоящая в корне
затрудняюсь ответить


Интересное:

Из-за обрыва контактной сети в Ростове парализовало движение троллейбусов
 16 ноября, в Ворошиловском районе Ростова временно приостановилось движение троллейбусов. На проспекте Космонавтов, в районе рынка "Квадро" оборвался контактный провод.

Виноградов. Рассказ о войне "Клятва моонзундцев"

 

Виноградов. Рассказ о войне "Клятва моонзундцев"Виноградов. Рассказ о войне

 

Как и следовало ожидать, противник обрушил на батарею шквал артиллерийского и минометного огня, потом по всей полосе перешел в наступление. Башни стреляли поорудийно, прямой наводкой.

 

Там, где вздымали каскады взрыхленной земли шестипудовые осколочно-фугасные снаряды, враги не продвинулись ни на метр. К полудню немцы усилили атаки на стык обороны 26-й и 316-й батарей, стремясь расчленить моонзундцев на части. Это им удалось сделать лишь во второй половине дня, когда в башни были поданы последние четыре снаряда. 316-я береговая батарея оказалась отрезанной от остальных подразделений. Катера к этому времени отошли на запад и держались на траверзе маяка Тахкуна.

 

- Орудия зарядить! - скомандовал Никифоров. Через минуту Сабельников доложил ему:

 

- Батарея готова, товарищ командир. Никифоров сам взял в руки телефонную трубку:

 

- По фашистским захватчикам... батарея... залп! Раскаленные стволы выплеснули четыре длинных языка пламени.

 

Спасибо, артиллеристы! - Голос командира батареи дрогнул.   По   Никифоров   быстро   овладел   собой.- Башни взорвать!     приказал он и передал трубку Сабельникову. Сабельников растерянно молчал.

 

Ну ну, держись! -- Никифоров  сжал  плечо краснофлотцу     Понимаю, брат, тяжело...

 

Сабельников одним  из первых прибыл  когда-то на место

 

будущей батареи. Вместе с Никифоровым выбирал, где лучше построить огневую позицию и особенно командный пункт.

 

Никифоров прошел во вторую башню: хотелось поглядеть, как краснофлотцы готовят к подрыву орудия. Встретил его командир третьего орудия сержант Родин. Вместе с шестью оставшимися артиллеристами он таскал ящики с толом в подбашенное отделение. Остальные батарейцы ушли на сухопутную оборону.

 

- Хватит ли? - кивнул Никифоров на уложенные в ряд ящики с толом.

 

- У нас еще столько есть, ответил Родин.- Разнесет башню на куски от такой махины.

 

- Уложите всю взрывчатку тут же и подрывайте. Потом на самооборону,- сказал Никифоров.

 

- Есть, товарищ командир! ответил Родин и подхватил ящик с толом.

 

Никифоров зашел и на первую башню, где тоже забивали взрывчаткой подбашенное отделение, потом вернулся на КП. Баранов сжег документы и ушел на самооборону. Сабельников кувалдой бил приборы управления.

 

Раздался оглушительный взрыв, потом второй. Казалось, дважды под ногами раскалывалась земля.

 

- Башни?! - влетел в рубку Сабельников. В руках он держал полупудовую кувалду. Никифоров устало опустил голову. Он не видел, как выбежал краснофлотец, до слуха донесся лишь звон битого стекла. Сабельников с яростью крошил кувалдой хрупкие- приборы.

 

Последняя береговая бита рея Моонзунда перестала существовать. У гарнизона нет Польше ударной силы, а значит, и часы его сочтены. С винтовками и пулеметами долго не продержишься, да и патроны уже на исходе. К противнику же подходят свежие подкрепления, его минометы не дают бойцам ни минуты покоя.

 

Возле огневой позиции разгорелся бой, его отголоски доносились и до КП. Гитлеровцы, на глазах которых была взорвана башенная батарея, бросили на артиллеристов мотоциклистов. Батарейцы встретили их дружным огнем, особенно автоматчики старшины Суздаля.

 

Мотоциклисты вынуждены были развернуться и скрыться в лесу.

 

Никифоров снова пошел на башни: хотелось узнать, что стало с ними после подрыва. Метрах в сорока от второй башни он увидел распростертое тело сержанта Родина. Наклонился к нему, пощупал пульс: командир орудия был жив. «Очевидно, взрывной волной отбросило его сюда», - подумал Никифоров и поглядел на дымящуюся башню: где же его шестеро помощников?

 

Его отвлек связной, прибежавший от лейтенанта Федоромского.

 

Немцы готовятся к новой атаке, товарищ капитан!

 

До башни донеслась частая стрельба.

 

Уже пошли в атаку, товарищ капитан! Раненого   перетащите   к   КП, - показал   Никифоров им Родина и, не оглядываясь, побежал к лесу, на опушке которого из окопов отстреливались батарейцы.

 
 
 
 
   
 
>