Главная страница » Защита Родины » Помощь советских партизан разведывательным органам Красной Армии


НАВИГАЦИЯ:
Главная


Наш опрос:

По Вашему мнению, история Великой Отечественной войны:

уже в основном написана
нуждается в дальнейших исследованиях
не настоящая в корне
затрудняюсь ответить


Интересное:

США настаивают на необходимости создания антикоррупционного суда на Украине
 Посольство США на Украине призвало Киев создать Высший антикоррупционный суд.

Помощь советских партизан разведывательным органам Красной Армии

 

Помощь советских партизан разведывательным органам  Красной АрмииОперативная и тактическая разведка Вооруженных Сил СССР довольно тесно соприкасалась с партизанской разведкой. В начальный период войны Центральный штаб партизанс­кого движения представлял собой коллегиальный орган. Од­ним из его членов был представитель Главного разведыватель­ного управления.

 

Смысл его пребывания в составе штаба за­ключался в координации разведывательной работы. Однако по мере развития разведывательной работы партизан его пребы­вание в штабе было признано нецелесообразным ввиду изве­стного различия в задачах, методах и направлениях работы.

По указанию Ставки Верховного Главнокомандования коллегиальный принцип штаба был упразднен и представи­тели других органов из его состава ушли. Центральному шта­бу партизанского движения вменялось в обязанности оказы­вать необходимую помощь разведорганам в их работе в тылу.

 

Партизанские отряды и их разведка оказывали разведыва­тельным группам армий и фронтов огромную помошь. Они принимали их представителей и группы на своих аэродромах и базах. Партизаны снабжали их документами на право прожи­вания или передвижения по районам оккупированной террито­рии, помогали оседать и легализоваться на железнодорожных станциях, в городах и т. д., помогали заводить самостоятельную агентуру, переправляли их донесения, переводили агентов через линию фронта, осуществляли вооруженное сопровождение раз­ведчиков, идущих на задание или в новые районы и т. д.

 

Партизаны передавали разведывательным группам армей­ских органов огромнейшую информацию, заботясь лишь о том, чтобы она как можно быстрее дошла по назначению и

принесла бы пользу. Чаще всего, особенно на первых порах, разведывательные группы армейской разведки посылали эту информацию в свои учреждения и штабы от своего имени. Это было не особенно этично, но тем не менее информация передавалась по назначению, и труд партизанских разведчи­ков не пропадал даром.

 

Широкая разведывательная и контрразведывательная работа партизан позволяла осуществлять контроль за результатами ра­боты многих разведывательных групп армейской разведки, под­мечать недостатки, иногда крупные, в организации дела и пове­дении и помогать разведывательным органам в их устранении.

 

Разведка партизан доносила факты, свидетельствовавшие о том, что в некоторых звеньях военной разведки существо­вал только профессиональный подход к подбору разведчиков и радистов и пренебрегался подход политический, из-за этого в их число попадало некоторое количество людей неустой­чивых, трусливых, пассивных и искателей приключений. Некоторые разведывательные группы, неудачно составлен­ные, политически неподготовленные, неправильно проинст­руктированные, плохо вели себя по отношению к населению и партизанам, особенно до создания штабов партизанского движения и когда еще подпольные партийные комитеты не охватили своим влиянием некоторые местности.

 

Партизанская разведка по мере собственного роста, ис­правляя свои ошибки, подмечала и помогала исправлять ошибки профессиональных разведчиков.

Ею было установлено, что штаб германской армии в ок­тябре 1941 г. разослал следующее указание: «...паспорта серии II КТ и с номерами, приближающимися к числу 685 ООО, счи­тались недействительными... и лиц, у которых имеются такие паспорта, арестовать». Такие паспорта в большом количестве были выданы одним из органов разведки своим агентам, на­правлявшимся в тыл врага.

 

Партизанам стало известно, что разведотдел 246-й пехотной дивизии, состоявший из опытных контрразведчиков, летом 1943 г. задержал группу агентов нашей разведки ввиду того, что выданные якобы несколько лет назад справки выглядели но­выми. Бросались в глаза также пометки в паспортах, сделан­ные в разных местностях, но одинаковыми чернилами и оди­наковым почерком. Бывали случаи задержания агентов, имев­ших при себе банкноты, пронумерованные по порядку.

 

Партизанские отряды, действовавшие в ближайшем пол­ку немцев, во многих случаях оказывали большую непосред­ственную помощь разведывательным подразделениям и груп­пам частей и соединений Красной Армии.

 

Одним из примеров такой помощи является совместная операция отряда донских партизан и разведотряда советской стрелковой дивизии.

В период наступательных действий Красной Армии зимой 1942/43 г. отряд донских партизан, имевших связь со стрел­ковой дивизией, сообщил штабу дивизии, что 29 декабря 1942 г. с запада через деревню Рыновка, юго-восточнее Мил-лерово, и далее на восток проследует штаб неизвестной не­мецкой части.

 

У начальника штаба дивизии возникли сомнения: не явля­ются ли эти сведения партизан результатом дезинформации немцев, с целью устроить западню разведчикам. Начальник разведки Ромчевский, имея от партизан немало разведыватель­ных данных, всегда оказывавшихся достоверными, настаивал на проведении операции. Группа из 10 разведчиков дивизии под командованием младшего лейтенанта Хижняка и 200 партизан ночью подошла к деревне Рыновка и к утру установила через жителей, знакомых партизанам, что в деревне немцев нет. Ко­мандир группы решил организовать засаду в самой деревне.

 

Во втором часу дня по дороге в направлении Рыновки показалось несколько машин. Они шли медленно на укоро­ченных дистанциях и, войдя в деревню, замедлили ход. За ними подошло несколько легковых и штабных автомашин. Как только машины поравнялись с засадой, на врага по сиг­налу командира из окон, с чердаков изб, из палисадников и канав полетели ручные и противотанковые гранаты, а также бутылки с горючей жидкостью. Партизаны закрыли выход из деревни и разгромили прорвавшиеся машины. Пленных за­хватить не удалось, все немцы были убиты.

 

Среди убитых оказались командир 574-го полка полковник Хюнтен, его начальник штаба и 11 штабных офицеров. Штаб пехотного полка перестал существовать. Были захвачены ра­диостанции и оперативные документы штаба 574-го полка.

 

30 декабря документы были доставлены в штаб дивизии. При разборе оказалось, что документы принадлежат 304-й мехдивизии, которая только что прибыла на Восточный фронт из Бельгии. Из приказов было выяснено, что пехот­ная дивизия прибывала и поэшелонно выгружалась и сосре­доточивалась в районе г. Каменск-Шахтинский в Ростовской области. Из приказа были установлены части дивизии, сред­ства усиления, маршруты, рубежи занимаемой обороны, рас­положение штабов батальонов, полков и штаба дивизии.

Командование получило документы чрезвычайной важно­сти, раскрывшие силы и планы немецкой дивизии. Дальней­ший захват пленных подтверждал все эти данные.

 

Пользуясь тем, что командир немецкой дивизии, несмот­ря на уничтожение штаба 574-го полка и захват документов, ничего не изменил в расположении частей дивизии и их за­дачах, советская авиация произвела эффективные натеты, ночные и дневные, на расположение штаба дивизии, а раз­ведчики дивизии в ночном налете уничтожили телефонную станцию и узел связи штаба.

 

В силу ясности обстановки именно этот участок обороны 304-й пехотной дивизии был избран генералом Д. Д. Лелюшен-ко для нанесения главного удара при последовавшем вскоре выступлении. Этот удар был исключительно успешным. Про­рвав оборону 304-й пехотной дивизии, наши танковые войс­ка раздробили ее на отдельные группы, а подошедшие стрел­ковые части завершили уничтожение. К исходу второго дня наступления наши войска ворвались в Каменск-Шахтинский.

Шестерка славных донских партизан была забыта в огром­ных битвах войны. Но их блестящая разведывательная работа лежала в основе принятых решений и последовавшего разгро­ма 304-й пехотной дивизии и захвата г. Каменска-Шахтинский.


 
 
 
 
   
 
>